Достоевский Федор Михайлович
читайте также:
бя сыном Бога, и было по вере его, и мастерские и гаражи, где он работал переполнялись теми, кто искал его учения и его прикосновения, а улицы поблизости - теми, кто жаждал лишь того, чтобы..
Бах Ричард   
«Иллюзии, или приключения Мессии, который Мессией быть не хотел»
читайте также:
Едешь на почтовых, сейчас угадаешь, кто тебя везет, колонист или русский мужичок. У первого лошади ..
Лажечников Иван Иванович   
«Заметки для биографии Белинского»
читайте также:
Вот один из многих примеров того, как безостановочно работает фантазия егопамяти.      Вслед за Бергманом мы о..
Бергман Ингмар   
«Картины»
        Достоевский Федор Михайлович Рефераты и сочинения Петербург в романе Достоевского "Преступление и наказание"
Поиск по библиотеке:

Ваши закладки:
Обратите внимание: для Вашего удобства на сайте функционирует уникальная система установки «закладок» в книгах. Все книги автоматически «запоминают» последнюю прочтённую Вами страницу, и при следующем посещении предлагают начать чтение именно с неё.
Коррекция ошибок:
На нашем сайте работает система коррекции ошибок Orphus.
Пожалуйста, выделите текст, содержащий орфографическую ошибку и нажмите Ctrl+Enter. Письмо с текстом ошибки будет отправлено администратору сайта.
На правах рекламы:



Все рефераты и сочинения

Петербург в романе Достоевского "Преступление и наказание"


“Преступление И наказание” - социальный, психологический и философский роман, написанный Достоевским в 1866 году.Это смутное время и наложило отпечаток “духа неволи”,упомянутый еще Пушкиным, на Петербург.Таким образом, самый красивый и благородный город России выступает наравне с гоголевским и некрасовским образами.
Тема “маленького человека” снова звучит с небывалой силой.Но Достоевский идет в своих размышлениях еще дальше. Он с философской точки зрения не только углубляется в душу и разум подобного героя,но и пытается найти причину всего этого. Но именно Петербург,город,который автор любил своеобразной горькой и мучительной любовью, стал ответом на все вопросы.
Впервые мы встречаемся с полным Петербургом на улицах беднейших кварталов,на одной из которых "посчастливилось" жить Раскольникову.Городской пейзаж безотраден и сумрачен.“Духота, толкотня, всюду известка, леса, кирпич, пыль и та особенная летняя вонь, столь известная каждому петербуржцу” сдавливают еще не убитую,но уже угасающую человеческую душу Родиона Романовича железным кольцом безысходности... Но он привык к этой убогой жизни, стал неотъемлемой частью ее.На мосту, с которого открывается величественная невская панорама, Раскольников чуть не попал под богатую коляску, и кучер хлестнул его кнутом на потеху прохожим... Оттого-то ему больше по сердцу нищий район Сенной,населенном людьми на грани бедности и просто нищими, пьяницами и проститутками.Лишь раз перед Раскольниковым возникает царственная панорама Петербурга. И что же? Она ему чужда, это не его город.“Необъяснимым холодом веяло на него всегда от этой великолепной панорамы; духом немым и глухим полна была для него эта пышная картина...”
Покидая шумные, нелепые улицы, писатель ведет нас в дома, где живут его герои.Мы входим в “грязные и вонючие” дворы, поднимаемся по темным,облитыми помоями лестницам,заглядываем в крошечные убогие "квартиры".Жутко становится оттого, что герои живут то в “гробу”, как Раскольников, то в уродливом “сарае”, как Соня, то в “прохладном углу”, где обитает Мармеладов. Свою последнюю ночь перед самоубийством Свидригайлов проводит хоть и в отдельном номере, но “душном и тесном”.Но все они ощущают не только пространственное стеснение.Самое страшное - эти безобразные помещения являются причиной психического разлада с самим собой.Понятно, почему в таком пространстве вынашиваются смелые и дерзкие идеи Раскольникова,проявляется в полной мере сущность Мармеладова,преступает все нравственные каноны Соня,медленно умирает Катерина Ивановна.
Характерной чертой для окружающего пространства, по которой мы узнаем обстановку и людей, затронутых болезнью, является раздражающий, навязчивый, нездоровый желтый цвет.Это цвет и обоев, и мебели в комнатке процентщицы, и одновременно определяющий цвет столицы, так как именно в желтый красили все казенные учреждения.Желто от постоянного пьянства лицо Мармеладова, желтая “похожая на шкаф или на сундук” каморка Раскольникова,женщина - самоубийца с желтым испитым лицом,перстень с желтым камнем на руке Лужина.Этот тягостный, болезненный столичный пейзаж становится фоном, конкретной бытовой средой, в которой разворачивается действие романа, придает ему особо напряженный и мрачный колорит.
Почти в каждом романе Ф. М. Достоевского присутствуют дети. Но в Петербурге нет места счастливому детству: “Там нельзя детьми оставаться. Там семилетний развратен и вор”. А Миколка признается, что в этом городе можно найти все, кроме отца и матери.Автор подчеркивает этим,что город потерял все,ради чего можно существовать.
Эти детали отражают напряженную, безысходную атмосферу существования главных действующих лиц произведения, являются предвестниками недобрых событий.Через весь роман проходят жуткие сцены, раскрывающие повседневную трагическую жизнь горожан. Петербург-это город, в котором невозможно быть здоровым, бодрым, полным сил. Он душит и давит. Он — соучастник преступлений, соучастник безумных идей и теорий. Он — свидетель кошмарных снов и человеческих несчастий.В Петербурге Достоевского жизнь приобретает фантастически уродливые очертания и реальное кажется нередко кошмарным видением, а бред и сон - реальностью.Атмосфера этого Петербурга — атмосфера тупика и безысходности.
Образ Петербурга в романе Ф. М. Достоевского “Преступление и наказание” глубоко символичен. Он является, с одной стороны, социальным фоном, на котором разворачиваются события произведения, с другой — сам выступает действующим лицом, соучастником страшного преступления Раскольникова, а также и его раскаяния, возвращения в мир людей.В этом фантастическом образе города, враждебного человеку и природе, воплощен протест писателя-гуманиста против господствующего зла, против ненормально устроенного современного ему общества.его.Автор пытается понять жизнь столичного “дна”, мир “униженных и оскорбленных”, мир “бедных людей”.




Тем временем:

... Г<ауг>, живший
со мной, без крайности никогда не входил до обеда, обедали мы в седьмом
часу. В этом досуге разбирал я факт за фактом все бывшее, слова и письма,
людей и себя; ошибки направо, ошибки налево, слабость, шаткость, раздумье,
мешающее делу, увлеченье другими. И в продолжение этого разбора внутри
исподволь совершался переворот... Были тяжелые минуты, и не раз слеза
скатывалась по щеке; но были и другие, не радостные, но мужественные; я
чувствовал в себе силу, я не надеялся (4) ни на кого больше, но надежда на
себя крепчала, я становился независимее от всех.
Пустота кругом скрепила меня, дала время собраться, я отвыкал от людей,
то есть не искал с ними истинного сближения; я и не избегал никого, но лица
мне сделались равнодушны. Я увидел, что серьезно-глубоких связей у меня нет.
Я был чужой между посторонними, сочувствовал больше одним, чем другим, но не
был ни с кем тесно соединен. Оно и прежде так было; но я не замечал этого,
постоянно увлеченный собственными мыслями; теперь маскарад кончился, домино
были сняты, венки попадали с голов, маски с лиц, и я увидел другие черты, не
те, которые я предполагал. Что же мне было делать? Я не мог не показывать,
что я многих меньше люблю, то есть больше знаю; но не чувствовать этого я не
мог, и, как я сказал, эти открытия не отняли у меня мужества, но скорее
укрепили его.
Для такого перелома лондонская жизнь была очень благотворна. Нет города
в мире, который бы больше отучал от людей и больше приучал бы к одиночеству,
как Лондон. Его образ жизни, расстояния, климат, самые массы
народонаселения, в которых личность пропадает, все это способствовало к тому
вместе с отсутствием континентальных развлечений. Кто умеет жить один, тому
нечего бояться лондонской скуки. Здешняя жизнь, точно так же как здешний
воздух, вредна слабому, хилому, ищущему опоры вне себя, ищущему привет,
участие, внимание; нравственные легкие должны быть здесь так же крепки, как
и те, которым назначено отделять из продымленного тумана кислород...

Герцен Александр Иванович   
«Часть шестая»





Достоевский Федор Михайлович:

«Братья Карамазовы. Часть 2.»

«Кроткая»

«Бесы»

«Братья Карамазовы. Часть 4.»

«Два самоубийства»


Все книги



Другие ресурсы сети:

Григорьев Аполлон Александрович

Серджио Бамбарен

Полный список электронных библиотек, созданных и поддерживаемых под эгидой Российской Литературной Сети представлен на страницах соответствующих разделов веб-сайта Rulib.net





Российская Литературная Сеть

© 2003-2016 Rulib.NET
Координатор проекта: Российская Литературная Сеть, Администратор сайта: Анатолий Матвеенко. Сайт работает под управлением системы "Электронный Библиотекарь" 4.7

Правовая информация: если Вы являетесь автором и/или правообладателем любых из представленных на страницах нашей библиотеки произведений, и возражаете против их нахождения в открытом доступе - сообщите нам по адресу copyright@rulib.net и мы немедленно удалим указанные работы.

Информация о литературной сети
Принять участие в проекте


Rambler's Top100
Администратор сайта и координатор проекта не несут ответственности за содержание рекламных материалов и информации, размещаемой посетителями, однако принимают все необходимые и достаточные меры для контроля. Перепечатка материалов сервера возможна лишь при обязательном условии ссылки на ресурс http://www.dostoevskiy.net.ru/, с указанием автора материала и уведомлением администрации ресурса о дате и месте размещения.
При поддержке "Библиотеки классической литературы"